Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:07 

Негатив, позитив и убогие.

Цинизм невозможен без чувства юмора. Печали не бывает без юмора. Отчаяние сопровождается юмором. Даже ненависть взывает к чувству юмора, чтобы ударить объект ненависти побольнее.

Без него вообще ничего не может быть. Зря некоторые спрашивают, что делает человека человеком - ответ нвкорябан на любом заборе.
e. g.
НИНКА ХАПУГИНА - ПРОСТИТУТКА
div>

. Чего, однако, не понимают "русские рокеры", всякие эпигоны Толкиена/Борхеса и те, кто пытается изобрести современное искусство.
Любители этой шняги тоже ничего не понимают. Есть люди, которые "Бойцовский клуб" смотрят и пересматривают ни разу не улыбаясь. Булгакова они тоже читают со всей серьезностью.
И слушают Арию.

Они непринужденно готовы навесить ярлык и дать определение чему угодно. Православие - это способ порабощения, рок-музыка - это свобода, телевидение - это говно, волк - это одиночка, фашизм - это уродство, хачики - это животные, американцы - это дебилы, тишина - это смерть, любовь - это когда не счастлив, если не счастлив любимый, путин - этой мой президент, работа - это мой враг, sXe - это мой путь.

Отсутствие ЧЮ не дает понять, что не бывает чистых эмоций, что поступки не могут быть обусловлены единственной причиной, желания, обычно, иррациональны, все люди разные и не все телки мечтают тебе дать. 20й век окончательно затупил бритву Оккама.

Люди без ЧЮ будут учить моих детей, делать программы на телевидении, отпускать мне товары в магазине, защищать меня в суде. Я никогда не объясню им, отчего можно смеяться на похоронах, как можно пропускать работу, курить, бросать девушку без видимой причины, петь без видимой причины, носить футболку ядовито-зеленого цвета. Они не знают, что дело, затеянное на абсолютном серьезе - провал, любовь без юмора - сопли, радость - глупость, искусство - профанация. Убогие мои, убогие.

Наверное, гопники, все же, здоровая нация. "Камеди клаб" - это, несмотря ни на что, действительно юмор.

15:39 

Tt

Лева Толстой как-то сказал: "Вся русская литература вышла из гоголевской "Шинели".

Много времени спустя Хемингуэй заявил: "Вся американская литература вышла из "Приключений Гекльберри Финна".

Если представить, что это так, поверив, что литература - зеркало жизни, останется только запить или эмигрировать.

11:11 

R

Покалывание в сердце и боль в левой руке - вроде, так и должен начинаться сердечный приступ или инфаркт.
Доктор Кокс, это реально в моем возрасте? - Конечно, Бэтти.

На днях обнаружил, что с 8:00 о 16:00 выкурил пачку. Но в это время я учился - значит, пачку за пять часов. Но ведь до конца дня я выкурил еще 2/3 пачки как минимум.
Каждое утро с надеждой разглядываю пальцы: а вдруг пожелтели?
А самое интересное то, что, вопреки обещаниям ученых и учителей, это все еще доставляет мне удовольствие.

23:55 

w

"Чтобы заглушить мелочные чувства, он спешил думать о том, что и он сам, и Хоботов, и Михаил Аверьяныч должны рано или поздно погибнуть, не оставив в природе даже отпечатка. Если вообразить, что через миллион лет мимо земного шара пролетит в пространстве какой -нибудь дух, то он увидит только глину и голые утесы. Все - и культура, и нравственный закон - пропадет и даже лопухом не порастет. Что же значат стыд перед лавочником, ничтожный Хоботов, тяжелая дружба Михаила Аверьяныча ? Все это вздор и пустяки.

Но такие рассуждения уже не помогали. Едва он воображал земной шар через миллион лет, как из -за голого утеса показывался Хоботов в высоких сапогах или напряженно хохочущий Михаил Аверьяныч и даже слышался стыдливый шепот: "А варшавский долг, голубчик, возвращу на этих днях... Непременно ".

"
Когда вам скажут, что у вас что-нибудь вроде плохих почек и увеличенного сердца и вы станете лечиться, или скажут, что вы сумасшедший или преступник, то есть, одним словом, когда люди вдруг обратят на вас внимание, то знайте, что вы попали в заколдованный круг, из которого уже не выйдете.

Будете стараться выйти и еще больше заблудитесь. Сдавайтесь, потому что никакие человеческие усилия уже не спасут вас. Так мне кажется.
"

Чувак-то был гений. Сплошной экзистенциализм, кстати, куда там Сартру.
Но брат мой Обыватель его не читает, ведь в школе ему навязали образ занудного, склонного к морализаторству тихони-импотента. Обыватель читает Толстого с Горьким. Жирный пИнгвин горько плачет и т. д.

17:25 

Свершилос

Налетела кодла охранников и отобрала у меня документы.
Главный с наколками обещал написать ректору, декану, маме, В ЖКХ, В "Человека обидели", в ЦК, в общественность, в передачу "Очевидное невероятное".

А вообще все идет идеально отстойно. Вот бы кто-нибудь мечтал меня напоить.

20:21 

Пиздец.

Это пиздец. Толян, нам пиздец! Натаха, нам пиздец!

Такой холод, что пиздец, что голова врастает в плечи. А я не пью пять дней, это ж пиздец, так же нельзя жить.

Бля, я обещал себе, что буду вести дневник. Ну так вот вам: в Сибирском Трансцендентальном Университете дохуя охранников. Они по очереди зависают у турникета и проверяют у стада наличие синих шкур корочек, как тот циклоп. За год я научился автоматически вытаскивать билет, взмахивать, уворачиваться от подлого турникета и валить себе. Но бля! Появился старый хрен в усах, профессиональный вахтер с вот таким вот Комплексом Маленького Человека. Ему надо, чтоб я показывал "документы" в развернутом виде. Это задерживает процедуру секунд на тридцать. Он при деле, а я при нервном тике. Он ведь один такой, его вычислять надо.
И пиздец: забудешь - схватит за плечо. Вырвешься - догонит. Покажется ему, что "че-то не так" - догоняет и говорит: "Это че ты мне показал? Вот, другое дело". Пришел без билета - пиздуй домой. Ему, бля, доставляет удовольствие глядеть, как я вздрагиваю.
Мне пока что воспитание не позволяет слать его, но...Если ты это читаешь, я тебя, сука, порешу. Возьму обрез и устрою тебе проводы в развернутом виде. Перезаряжу свой карабин, пойду и грохну старосту. Потом отстрелю башку ректору, Васильевой, Жуковскому и Кате с деканата. Патронов будет много, суки. Я неспешной походкой отправлюсь в лес и переебошу всех дерьмовых футболистов. Если я увижу строительную комиссию мегаломаньяков во главе с Пимашковым, переебошу их тоже. Не дай боже премьер еще раз к нам заедет, нашпигую свинцом, как свинью морковкой. И единороссов, и оргкомитет и Эдика Лукиных. Я обещаю вам время в вечернем эфире, недоноски. Не топтать вам землю, не коптить небо. Ждите, пиздец неотвратим.
Люди с холодными руками, благодарю за внимание.
Кстати, один мой друг очень даже может стопудово вылететь из универа. И еще одна чувиха может. А я не могу, и это вообще пиздец. Правда, лучше б нам сдохнуть тогда в той машине. Трое подростков на трассе в Удачный. Нажрались как свиньи за рулем, не иначе. Ага, полтора литра пива! Гололед! И обрез! Несомненно. Удачи на дорогах, вам слово, Константин.

21:09 

Похмелье. Teenage agnst.

Вобщем, выпив нужное количество алкоголя, при наличии определенного собеседника, можно поиграть в катарсис.
вот как: вначале отводишь глаза. Потом смеешься. Потом сосет под ложечкой. Потом ноги становятся немного ватными. И думаешь что-то вроде: "Ох, мое чертово сердце опять разбивается".

Я знаю: безмолвный чисто японский снег в пять сантимтров ранним утром есть символ буддийской окончательности и завершенности. Но это ненадолго; и можно пить - хоть залейся. Проводить гостей и строить бесконечные планы самоубийства.

А так, музейная ночь - говно, да.

@музыка: Bob Dylan - The Lonesome Death Of Hattie Caroll

10:28 

Оттепель.

Ехать в автобусе, пялиться на поганую оттепель. Пялиться на траву под снегом (как салат под майонезом) да на замерзшую грязь (как хрен пойми че).
Если включить в плеере Space Oddity Дэвида Боуи и послушать, появится ощущение тошнотворной несообразности. Это как шампанское закусывать малосольными огурцами. А вот под Летова - ландшафт идет будто так и надо.
Таковое наблюдение, друзья и товарищи, неопровержимо доказывает, что и наш маленький город, и большая страна - ужасное говно.

Второй день книжной ярмарки.

Петрушевская - чокнутая. Когда она читает свои детские книжки, дети начинают плакать.

Поэт и поэтесса, один с дредами, другая с загробной миной. Стихи читали, конечно; интонации у них - прямо как у натранквилизованных адептов Марии Христос. Ужасная, кастрированная, бесцветная, будто-авангардная, будто-глубокая белиберда. "Бог нас всех одинаково трогает". Для любителей ВИА Флёр и Маши Фрай.
А какой-то дед спрашивал: "А обязательно ли было употреблять слово "блять"? Каламбур?

Ну ладно, зато я взял трех еврейских американцев и одного Кьеркегора. На обратном пути отморозил ступни и посидел на перилах пешеходного моста. С огромным белым пакетом в руках, я, должно быть, казался водителям Скорбным Предостережением.

18:40 

Зверство.

Не, а вы замечали, как всякие убоища перманентно говорят: "позитивно" и "негативно"?
Позитивчик-негатив.
Позитивный-негативЩИК.

На все эмоциональные характеристики и состояния - два эпитета. Капец. Это же только американские капралы так отвечали на вопросы: positive, negative. И вот: сержант Хартмэн со взводом гламурных гопотелок. This is my lipstick, this is my gun.

Первый день книжной ярмарки.

Книг мало.
Сдачи с пятисот рублей нету.
Улицая зануда.
Охранник мудак запротоколированный.
Голова болит.
Рыжая девушка у рентгенов, вернись.

19:48 

Я слушаю словянский метал!

Я уже и подзабыл, что зима - это так ништячно. Даешь зиму круглый год!
Теперь будет попроще.

Придуманный диалог о Шекспире:

Двое в подъезде. Зеленые стены, угнетающий свет лампы в фаллическом плафоне, ночь. У одного в руке бутылка портвейна, он пытается ее вскрыть. Второй ждет нетерпеливо.

1. Чертовски показательно.
2. Что?
1. Закончив школу, я пришел только к тому, что стремлюсь стать похожим на отца. Портвейн! Зимой, в подъезде! Какой пошлый постмодернизм (пытается отодрать пробку ключом, но рука постоянно срывается)
2. Да брось. Никакого постмодернизма в наш век быть не может. Вспомни «Гамлета» - этот сюжет пересказывался века с десятого, а помнят только версию Шекспира. Видишь, тут суть в том, насколько, ээ, отчетливо тень твоего отца встает перед тобой.

Второй смотрит на первого раздраженно, резко тянет пробку на себя – хлопок, обоих обливает портвейном.

Час спустя.

Площадка наполнена сигаретным дымом, силуэты видны смутно. Двое хихикают.
С лязгом открывается дверь на верхней площадке, показывается женщина: в руке потухшая сигарета, на лице маска – зеленый крем с кружками огурцов.

1. Ахахаха!
2. охохо!
1. что это, что это скажи? Хахаха! Ты видишь?
2. Да! Ахаха!
Женщина: а ну пошли отсюда, недоноски! Накурили и ржут тут! Ахаха, как смешно.

Второй тащит первого вниз по лестнице, первый упирается и жестикулирует опустевшей бутылкой.
1. О, прекрасная Офелия, будь моей женой! Что осталось от этих волос, этих губ, которые я, бывало, целовал?
2. Ахахаха!
На улице. Слепит фонарь у лавочки, снег. Бутылка улетает в темноту. Двое уходят, обнявшись.

12:49 

I've got a new complaint.

"Мы не особенно стремимся, мистер Гумбард, к тому, чтобы наши ученицы
становились книжными червями или умели отбарабанить названия всех
европейских столиц - которых все равно никто не знает, - или там знали бы
наизусть годы забытых сражений. Что нас действительно интересует, это -
приспосабливание ребенка к жизни группы. Вот почему мы придаем такое
значение танцам, дебатам, любительским спектаклям и встречам с мальчиками.
Перед нами встают некоторые факты. Ваша прелестная Долли скоро вступит в
возрастную группу, где такие термины, как "кавалеры", "выходить с
кавалером", "выходное платье" и тому подобное, будут так же важны для нее,
как для вас, скажем, "коммерческие дела", "коммерческие связи",
"коммерческий успех", а для меня (тут она фальшиво улыбнулась) -
благополучие моих учениц. Доротея Гумбард уже вовлечена в целую систему
социальной жизни, которая состоит - нравится ли это нам или нет - из
сосисочных киосков, молочных баров, солодовых и коковых напитков,
кинокартин, танцулек, ночных пикников на пляже и даже парикмахерских
вечеринок, на которых девочки друг дружку причесывают! Разумеется,
Бердслейская гимназия относится отрицательно к некоторым из этих интересов,
а иные из них мы отводим на другие, более конструктивные рельсы. Мы всегда
стараемся повернуться спиной к туману, а лицом - прямо к солнцу! Короче
говоря, хотя мы и пользуемся некоторыми методами формального образования,
нас больше занимает коммуникация, чем композиция, т.е. как бы мы ни уважали
Шекспира и других, мы хотим, чтобы наши девочки свободно сообщались с живым
миром вокруг них вместо того, чтобы углубляться в заплесневелые фолианты.
Правда, мы все еще продвигаемся ощупью, но делаем мы это рационально, как
гинеколог, прощупывающий опухоль. Мы на все смотрим, доктор Гумбург, с
органической и организационной точки зрения. Мы отделались от целой массы
никчемных предметов, которые по традиции некогда предлагались девицам на
изучение, не оставляя времени для практических сведений и прикладных
искусств, и всех тех сведений, которые им понадобятся, когда они станут
устраивать свою жизнь и - как циник мог бы добавить - жизнь мужа. Мистер
Гумберсон, позвольте мне это выразить так: знать точное положение планеты
несомненно важно, но знать, где наиболее целесообразное место на кухне для
холодильника, может быть, еще важнее для будущей молодой хозяйки. Вы
говорите, что все, чего вы хотите, чтобы девочка получила от школы, это -
хорошее образование. Но как вы понимаете понятие - "образование"? В прежние
дни это было преимущественно словесным явлением; иначе говоря, вы могли бы
заставить ребенка зазубрить хорошую энциклопедию, и он знал бы, пожалуй,
больше, чем школа может дать. Доктор Гуммер, отдаете ли вы себе отчет в том,
что для современного подростка какой-нибудь средневековый поход представляет
меньше жизненной ценности, чем поход (она чуть не подмигнула) в кафетерию с
молодым человеком? Это я повторяю шутку, которую на днях позволила себе наша
психоаналитичка. Мы живем не только в мире идей, но в мире вещей. Слова без
практического опыта не имеют смысла. Что, собственно говоря, может значить
для Доротеи Гуммерсон какая-нибудь Греция или Ближний Восток с их гаремами и
рабынями?"

Вот до чего актуально!

Есть передача на "Культуре", называется "Семь печатей" или типа того, - там три ботаника угадывают какую-нибудь историческую личность по наводящим вопросам. Один из проходных вопросов был: "Кто является автором фразы "Рукописи не горят"
Одна девочка не ответила ничего, а другая девочка и мальчик синхронно (!) заявили, что по их мнению цитата - из комедии Грибоедова "Горе от ума".
Итак, Самая Попсовая И Философская книга поколения Burn была посрамлена у меня на глазах. Жизнь прожита не зря.

Непридуманный диалог за чтением найденной библии:

- Андрей, а что по-твоему после смерти?
- Ничего.
- Всмысле просто темнота?
- Нет, твое сознание умрет и не сможет определить темноту или там тишину. И вообще, почему это тебя волнует?
- А ты веришь в перевоплощения?
- Нет!
- А ты совсем не веришь в бога?
- Совсем.
- В смысле, ты не веришь в Христа, а типа просто в бога?
- Я же не еврей, я нивкакогоневерю.
- А в какой-нибудь высший разум, просто?
- Всмысле, высший разум?
- Ну, типа, Высший Разум.
- Нет.
- Почему?
- Это как-то не очень правдоподобно.
- Всмысле?
- Типа жизни без материи не бывает.
- Андрей, а что такое "Эдем"?
- Это райский сад.
- А ты всю библию читал?
- Нет, частично.
- Просто из интереса?
- Ээ... ага, просто из интереса.
- А ты "Отче наш" знаешь наизусть.
- Знаю.
- Зачем?
- Отъебись, бля! Я еще и Пушкина знаю!
- Че ты орешь?
.....

Просто некоторые люди тупые, хуе-мое. Хорошо, что у меня есть еще один друг. Ростом он два метра, когда он переходит дорогу, его голова оказывается вровень с головой водителя маршрутки, и друг показывает водителю средний палец, широко улыбаясь.

14:42 

Товарищи читатели!

Такая проблема: все фильмы, что я страстно мечтал посмотреть последние пять лет, закончились.

Не могли бы вы посоветовать такого кина, чтобы после задумчиво курить и засыпать со смутным решением строить жизнь заново?

10:36 

Бб

Утром нацепил линзы, а в них была какая-то гадость. Уже в автобусе почувствовал жуткое жжение под веками. Пытаюсь открыть глаза - корчусь от света, как вампир, и слезы льются.

Еду, значит, реву в три ручья, периодически утираю лицо рукавом и кашляю эдак надсадно. Пытаюсь угадать по продолжительности остановок на светофорах, где мы сейчас едем, и периодически хихикаю от кретинизма ситуации. Интуитивно ощущаю, как девушка на соседнем сидении пытается слиться с пейзажем за окном.

Уже внутри Сибирского Нереального Университета сумел окончательно разлепить веки и глянуть в зеркало. Получилось что-то типа Дракулы после беседы в НКВД.

"Каждый православный мусульманин обязан совершить паломничество в Хадж" - сообщает ведущая Первого канала.

22:19 

Мысли о кайфе.

У меня проблемы с печатанием. Вроде довольно быстро, но пишу я гораздо быстрее. И просто, я как бы еще не свыкся. Выродок. Всем легче печатать, всем легче читать книги с экрана.
Ведь знаю же я, что, когда меня делали, что-то, но пошло неправильно. Иногда я точно это знаю, а иногда эта мысль как бы тонет в темных и вонючих глубинах подсознания, выпуская на поверхность маленькие пузырьки странных идей, которые и выдают во мне Странного. Ничто не обманет этих маленьких безвкусно одетых сыщиков, с которыми я делю образование, любая фальшь в моем смехе или плаче выдает меня с головой – у них просто есть камертон…их родители или журнально-телевизионный образ, или Правила Приличия.
Но у меня ведь он тоже есть, так, иначе я бы не следил так ревностно, чтоб не всплыло в глазах нечто покрупнее и поинтереснее щенячьего хохота в пасмурный день. Я маскируюсь.
Если под кайфом, маскировка слабеет, либо – либо усложняются правила отслеживания Недозволенного.
Ах, какой слог – мутный, не так ли? Но все же недостаточно мутный.
Так вот, под кайфом мысль в глубинах, должно быть, приходит в движение, ворочается, а то и всплывает, тогда пузырьки несутся наверх, превращая мое сознание в игристое шампанское, и становится невероятно трудно сдержать отрыжку какой-нибудь глубокой мысли или неуместной шутки.
Осознать глубину или неуместность получается только после произнесения фразы – внутренний цензор сам налакался и устроил забастовку, а я за него сгораю со стыда. Сами интонации моего голоса воспринимаются мной как фальшивые и идиотские, смех – как неестественно высокое хихиканье. Втягиваю голову в плечи и жду выстрела.
Может, конечно, первопричина – это паранойя, и никому в голову не приходит воспринимать мои слова неуместнее, чем они есть и глубже, чем это возможно под кайфом. Может быть и то, что все на самом деле так, как я описал – в таком случае, что-то менять поздновато, можно расслабиться и сконструировать некое второе я, которое будет еще и наблюдать за моими играми разума со стороны, тогда я извлеку какое-то удовольствие.
Но только до первопричины не докопаться, и никто не скажет – на следующий день все просыпаются пустыми и безмятежными. От этого в голове такая неразбериха, будто кто-то еще и помешивает бурду сознания ложкой.

Мне нравится мое описание процесса. Вся метафора с пузырьками etc. Кажется мне Почти Идеальной. У меня нет проблем с самооценкой, но есть творческий кризис. Вроде я должен был молод для этого, но на самом деле кризис присутствовал с того само момента, как я написал первое слово не под диктовку. Это не недостаток с сюжетами (at least, изначально), не недовольство стилем… это ощущение бессмысленности. Словно я с детства прислушиваюсь к шороху червей, которые с одинаковой легкостью пожирают и плоть, и бумагу. И сетевые кабели, если на то пошло.

18:53 

Предложение дорогому Американскому Союзу кинематографии, или че у вас там,

не снимайте, пожалуйста, больше фильмов про всякие смертельные болезни (рак, СПИД и Внеземной Радиоактивный Космо-Вирус).
Причины следущие: просмотрев когда-то фильм A Walk To Remember (по-русски, оказывается, "Спеши любить"), я убедился, что данная картина - бесповоротное и полное говно, а те, кому она нравится - имбецилы. Я даже очень обрадовался, когда та дура наконец загнулась, а подобные неадекватные реакции, сами понимаете, негативно сказываются на моей адаптации в обществе.

С другой стороны, после слезливого фильма The Cure ("Лекарство"), мой здоровый цинизм был сильно поврежден, и теперь его не восстановят даже десять серий South Park'a. А раз так, кто же будет читать мой дневник?

Кстати, Брэд Ренфро, игравший главную роль в том фильме, успел после этого сняться в "Способном ученике" по Кингу и в "Садисте" у Ларри Кларка, а той зимой не рассчитал дозу и загнулся, не дожив до двадцати шести. Совсем грустно.

Короче, можете подписываться под обращением, кто понимает.

20:58 

Блаблабла

Редкие прохожие,
В основном нехорошие.


Квартал за кварталом в красном свете.
Темный безлюдный мост.
Это было долгое путешествие...
Да скоро нам еще там?!

Перед этим - паранойя, когда вижу тень идущего за мной.

Какие-то провода гудят, и безлюдье - как под землей, и шум в ушах. Я тащусь просто.




..................

А теперь нужно хорошо провести выходные, гыгы.

18:07 

Пробная запись.

Борис Грачевский - пидарас.

Дневник самого скрытного

главная